::  :: О проекте Контакты  
Материалов: 3416. Статей: 1017. Компаний: 2490. Марок: 881. Посетителей в мес: 9715
images/1x1.gif images/1x1.gif images/1x1.gif images/1x1.gif
Отраслевая техническая библиотека   Оконный рынок   Фурнитура   Стекло   Автоматич. двери
 
Зарегистрироваться!

Войти в систему
TOP100 Ведущие поставщики
Каталог оконного рынка
Комплектующие (460)
Фурнитура
Комплектующие
Химия
Стекло
Разное
Реклама
 
ПВХ и АЛЮ системы (224)
ПВХ-системы
АЛЮ-системы
Марки
Оборудование (2230)
Обработка ПВХ
Обработка АЛЮ
Обработка стекла
Каталог фирм
Фасады (750)
Светопрозрачные
Вентфасады
Мокрые фасады
Каталог фирм
Каталоги ключевых выставок.
> ТЕПЕРЬ ON-LINE <
Представляем экспонентов
Компания Glasstools
Станкин
Декенинк Рус
GEZE GMBH
Крунор
Грайн
Фототех
Века Рус
Брусбокс
Зигениа-Ауби
Фотогалерея 
Все экспоненты 
Тех. Библиотека
ALT VC65 Alutech Витражная система. Часть...
ALT VC65 Alutech Витражная система. Часть...
MAVent A-200 Альбом технических решений...
MAVent M-700 Альбом технических решений...
MAVent KН-400 Альбом технических решений...
MAVent KН-100 Альбом технических решений...
MAVent K-520 Альбом технических решений...
MAVent K-500 Альбом технических решений...
MAVent A-300 Альбом технических решений...
TP110 Reynaers Архитект. каталог...
Еще 2000 каталогов 
 
 
 Главная / Журнал / Раздел: Актуально / СРО – это не общественное объединение и не ассоциация, это функциональная организация...
         

СРО – это не общественное объединение и не ассоциация, это функциональная организация...

М.Ю. Викторов, ген. директор НП СРО Межрегиональное объединение строителей

М.Ю. Викторов, ген. директор НП СРО Межрегиональное объединение строителей

В конфликтную ситуацию СРО входит сразу. Если случается какой-то конфликт, то представитель СРО будет на месте одним из первых, наравне с представителями госвласти и страховой компании - для анализа ущерба, степени вины фирмы, возможности расплаты

ОДФ: Здравствуйте, Михаил Юрьевич, расскажите, пожалуйста, откуда появился этот закон?
М. Ю. Викторов: Идея саморегулируемых организаций – далеко не новая. СРО давно уже успешно существуют в развитых экономиках мира. Россия к принятию закона о саморегулировании шла от основ жесткого государственного, бюрократического регулирования, поэтому эти идеи с трудом пробивали себе дорогу. Мы уже зашли в некий эволюционный тупик, о котором стали говорить все, в том числе и первые люди страны.

ОДФ: По каким стандартам работают СРО?
М. Ю. Викторов: Большая часть всех российских строительных СРО приняли за основу обязательное выполнение всех СНиПов и ГОСТов, которые сейчас действуют в России. Тем самым мы для наших компаний вышли из развилки, которую закон о техрегулировании допустил. Я говорю о добровольности выбора применения или неприменения действующих нормативов. Член нашей СРО обязан их соблюдать.

ОДФ: То есть в другой СРО может быть и по-другому?
М. Ю. Викторов: Может быть, да. Но, анализируя практику уже созданной системы, я не знаю ни одной СРО, которая допустила бы добровольность.
То же самое с правилами страхования. Закон дает возможность при получении статуса СРО создавать компенсационный фонд из расчета 300 тысяч рублей с каждого, но лишь при наличии принятых правил страхования. Если эти правила не приняты, тогда – по 1 миллиону рублей. Однако все приняли правила страхования.

Законом четко определены минимально возможные нормы по наличию квалифицированного персонала в компании

ОДФ: Страховые компании охотно идут на такое страхование?
М. Ю. Викторов: Да. Для страховщиков страхование гражданской ответственности – это вполне «обкатанный» вид риска, имеющий свою статистику. И мы, разрабатывая правила страхования и сетку видов работ, количество видов работ, суммы страховых премий и соответствующие тарифы, смогли сделать оптимальную систему, учитывающую как профиль фирмы, так и ее масштаб – малый, средний, крупный бизнес.
В результате система страхования гражданской ответственности находится в стандартном диапазоне от 5 до 70 тысяч рублей в год. Я считаю, что такие суммы абсолютно по силам для малых фирм. Если компания выполняет пять видов работ, она должна застраховаться на 20 миллионов рублей. Страховой тариф будет 32 тысячи рублей. Страховую компанию выбирают сами. У нас нет каких-то рекомендованных или выбранных компаний. Единственное, мы смотрим, чтобы страховая компания была реальной.

ОДФ: Как происходит возмещение ущерба пострадавшему заказчику?
М. Ю. Викторов: Первый источник возмещения ущерба – это страховка. В случае если ее не хватает, на погашение идут активы самой компании, если и их не хватает и компания – банкрот, то тогда выплаты идут из средств компенсационного фонда СРО.

ОДФ: Ущерб строительной компании может составлять десятки миллионов, а от деятельности оконной, грубо говоря, – несколько сотен тысяч или пусть даже миллион. Как они будут докладывать в компенсационный фонд средства? Это же несправедливо.
М. Ю. Викторов: Как бы там ни было, но докладывать более чем 300 тысяч никому не придется.

ОДФ: Остальные члены, наверное, сильно обидятся на провинившуюся компанию, если придется за нее платить?
М. Ю. Викторов: Конечно. Обидятся – это мягко сказано. Для бизнеса такие слова неприемлемы. Бизнес к бизнесу относится просто жестко. Понятие обиды – это все лирика. Поэтому корпоративная ответственность заставляет совет, коллегиальный орган, состоящий из членов СРО, принимать решения очень въедливо и обстоятельно. Именно по той причине, что платить никто ни за кого не хочет. По этой же причине у нас такие жесткие условия и требования при вступлении в СРО. Отказов очень много.
Но с другой стороны, закон защищает и права соискателей. Можно отказать в выдаче допуска, но и соискатель вправе обратиться в суд и опротестовать. То есть отказ должен быть аргументирован. Для него должны быть реальные серьезные основания.

Как происходит механизм пополнения фонда после компенсационных выплат
После выплат из компенсационного фонда закон обязывает восстановить сумму фонда в течение месяца.
Как только состоялась выплата, мы обязаны сразу же об этом поставить в известность всех членов СРО. Эти выплаченные деньги расписываются на всех поровну, и компании должны будут доложить свою долю в течение месяца.

ОДФ: По каким причинам отказываете?
М. Ю. Викторов: Практика наших отказов связана в первую очередь с отсутствием кадров. Закон четко определяет два основных параметра. Первый – это наличие квалификационного состава, тут закон закладывает минимально возможные нормы – не менее трех ИТР с профильным высшим образованием, со стажем работы не менее трех лет и повышением квалификации на заявляемый вид работы. Либо другой вариант – пять человек со средне-специальным образованием со стажем пять лет и повышением квалификации. То есть если вы претендуете на проведение бетонных работ, то покажите этих работников. Причем не так, как это было при лицензировании: папочка, и никто там вживую не проверял. Тут все иначе. Совет установил правила экспертизы, и исполнительный орган уже не просто проверяет папку – наличие дипломов и выписки из трудовой книжки, мы выезжаем на фирму и проверяем, где она находится. Если вы заявляете главного инженера – покажите нам его. Более того, в ряде случаев мы даже проводим выборочное собеседование. Это не значит, что мы делаем оценку персонала, но такой разговор позволяет судить о квалификации кадров.

ОДФ: А вторая причина?
М. Ю. Викторов: Вторая причина отказов – это отсутствие материально-технической базы. Как правило, обе эти причины идут в комплексе.
Ну и конечно, мы смотрим, чтобы строительная компания не была в каком-то банкротном списке. Для меня это важно, потому что я, как генеральный директор СРО, стою на защите компенсационного фонда. И я заинтересован, чтобы вступающая компания была надежная, реальная, чтобы у нее были люди, техника, активы, предыстория. Потому что я понимаю, что если все у нее нормально, то она сама не допустит краха, потому что ей есть что терять.

ОДФ: В СРО может находиться компания, не получившая допуска к работам?
М. Ю. Викторов: Нет. Закон говорит, что в СРО не может состоять компания, не получившая допуска хотя бы по одному виду работ. СРО – это не общественная организация, не ассоциация строителей, это функциональная организация, реальный рабочий инструментарий. В СРО вступают с конкретными рабочими целями. То есть организация становится членом с одновременным получением допуска.

ОДФ: СРО выгодно, чтобы в нее как можно больше вступало членов? Чтобы и компенсационный фонд, и взносов на содержание аппарата было больше?
М. Ю. Викторов: Понятие «выгодно» тут не совсем корректно. Бесспорно, есть некая управленческая цифра, ниже которой иметь членов нехорошо. Если в СРО будет, например, 102 или даже 110 членов, то это нехорошо. Потому что саморегулируемая организация не должна бояться исключать проштрафившихся членов. Ведь существует барьер в 100 компаний. Если СРО опускается ниже 100 членов, то по закону она может потерять свой статус, и тогда все допуски будут аннулированы. Компании перейдут в другое объединение с соответствующим переводом средств компенсационного фонда. Поэтому вот эта нижняя планка – она нежелательна, так как будет влиять на качественные управленческие решения. Оптимальная цифра – это 200–250 членов, находящихся в структуре СРО. Это позволяет повысить КПД бюджета, сформировать оптимальный штат инспекторов, обеспечить реальную функцию контроля и сопутствующие технические функции – бухгалтерию, секретариат и т.д. Это оптимальное количество компаний, которое этот аппарат обслуживает.
С ростом количества членов возможно принятие решений, направленных на децентрализацию ряда функций. Как пример – наша СРО. У нас на данный момент – порядка 25 филиалов и представительств от Владивостока до Калининграда, и мы можем такие функции, как принятие решений о выдаче допусков, передавать в регионы. И мы планируем это сделать. Создадим региональные советы, где будет не менее пяти членов из числа местных фирм, которые там, на месте, займутся рассмотрением материалов, принятием решений, а уже московский аппарат будет просто поддерживать функцию единого реестра. Оформительские функции. Такой механизм позволяет экономить на сокращении управленческого аппарата.

Компенсационный фонд
По закону при наличии правил страхования компания обязана внести в компенсационный фонд 300 тысяч рублей. Здесь нет никаких рассрочек - не меньше, и не больше. Есть другой вариант – при отсутствии правил страхования, тогда компаниям необходимо внести по 1 миллиону рублей. Однако на сегодняшний день ни одна СРО не выбрала второй вариант.
Эти средства компенсационного фонда заморожены, ими нельзя пользоваться, никто не имеет права их тратить. Проценты на депозите в банке мы тоже нельзя расходовать. Руководство СРО, конечно, думает о приумножении этого фонда. Если в течение года удастся этими процентами заработать десять миллионов рублей, а потом что-то случится и СРО будет вынуждено платить, то компаниям не придется скидываться вовсе или придется по минимуму.
Система страховки более эффективна, более гибка, поэтому абсолютно все созданные СРО в строительстве используют схему «300 тысяч плюс страховка». Далее, после вступления, компания в соответствии с правилами обязана внести вступительный взнос.

ОДФ: То есть конкуренция за членов все же существует? 200–250 членов – это немало.
М. Ю. Викторов: Определенный элемент конкуренции есть. Закрывать глаза не будем. В ряде случаев он носит добросовестный характер – информационный, методологический. А иногда и явно мошеннический. Я часто слышу, что есть СРО, которые завлекают к себе членов, утверждая, что у них нулевые вступительные взносы, а членские взносы – 10 тысяч рублей в год. Все это, конечно, недобросовестные СРО.
Нужно понимать, что у каждой работы есть себестоимость, и на 10 тысяч рублей в год с члена СРО не проживет. Я не понимаю, как можно функционировать с точки зрения проверки, оценки, командировок, выездов на объекты на 10 тысяч.
Бюджет – это один из самых публичных документов. Я, как генеральный директор, уже дважды в течение года отчитывался на общем собрании – представлял план бюджета на полугодие и исполнение этого плана. Абсолютно все затратные части прозрачны. Есть офис, есть ставка аренды на Большой Садовой, есть затраты на ремонт, технику, оборудование, лицензионные программы – все это прописывается. Любой член СРО может сказать: нет, не нужно им сидеть на Большой Садовой, пусть едут в Митино и там снимают офис в цокольном этаже. Это все решает общее собрание. Все голосуют. Точно так же исполнение бюджета 5– офис, зарплата, налоги, командировочные: мы отчитались. Исходя из этого делается экономика членских взносов. У нас членские взносы – от 100 до 450 тысяч рублей в год. Есть четыре уровня: 100, 150, 300 и 450 тысяч рублей. Уровень взноса зависит от объема и масштаба работ фирмы.
СРО и аппарат СРО не только обеспечивают контрольные функции, не просто проверяют и выдают допуск, СРО – это еще механизм защиты. Мы прекрасно знаем, что контрольные органы были и есть, их тактика не изменилась, и возможен в том числе субъективный, несправедливый и незаконный подход. Поэтому СРО может выступать напрямую защитницей в той или иной ситуации. Если мы видим незаконные действия в отношении любого члена СРО, если предписание, выданное контролирующим органом, не имеет под собой юридической силы, я вас уверяю, мы будем протестовать, и закон и устав позволяют нам без доверенности представлять и защищать интересы фирмы. Поэтому СРО в том числе выполняет функцию внешней юридической и технической защиты.

Какие преимущества получает государство от введения СРО
Во-первых, государству теперь не приходится содержать серьезный штат сотрудников, ответственных за лицензирование. Это порядка 1500 вакансий. Часть специалистов лицензионного центра переходят в систему в СРО. Это уже не бюджет государства. Во-вторых, ранее в систему лицензирования ежегодно поступало порядка 800 млн долларов, и куда они уходили, мне неизвестно. Сейчас же компенсационные фонды всех СРО просто лежат на счетах в банках. Их нельзя тратить. Мы оцениваем совокупность возможных сборов компенсационных фондов СРО порядка 50 млрд рублей. Все они работают в банковской сфере. Для государства это тоже плюс. Ну, и в-третьих, система СРО позволит сэкономить государству немалые средства на надзорных функциях.
Так что, я думаю, от системы СРО выиграют не только строители, но и государство, а самое главное – заказчики и потребители.

ОДФ: Какие-нибудь ограничения на размер вступительных взносов есть?
М. Ю. Викторов: Нет. Никаких ограничений нет. У нас, например, вступительный взнос – 100 тысяч, этот взнос определяется самой СРО исходя из экономики, и его величину при желании может изменять общее собрание. Голос у всех одинаковый, как у малой фирмы, так и у крупной. Это такая здоровая уравниловка. Я знаю, есть такие, кто говорит, что крупные компании все захватят. Нет, голос у всех одинаковый. Но раз голос одинаковый, то и вступительный взнос должен быть одинаковый, чтоб совсем уж по справедливости. Тем более что это делается один раз. Есть еще членские взносы. Они платятся в течение года. То есть если у нас членский взнос 100 тысяч рублей в год, то в месяц будет чуть больше 8 тысяч. Дорого это? Нет, конечно. Так что разговоры о том, что крупные компании все захватят, – не более чем мифы. К тому же сейчас есть выбор. Компания может вступить в СРО с подходящими для нее условиями. Уверяю вас, где-нибудь в Барнауле, где ставка аренды помещения ниже, и зарплаты меньше, и прочие расходы не такие, как в Москве, то и членство там тоже будет дешевле. Они могут обслуживать компанию с меньшими затратами.
Это хорошее достижение, что есть право и возможность выбора. Но когда в условиях одного региона у одной СРО вступительный взнос 0, а у другой – 30 или 50 тысяч, то вот это неправильно. Вот это как раз недобросовестная конкуренция. Потому что в одном регионе условия одинаковые, и отличия могут быть, соответственно, незначительными.
Вот в таких случаях нужно быть внимательным. Иначе компанию могут заманить в СРО, а потом изменить условия. Скажут, что денег не хватает.
Во избежание подобного нужно следить, чтобы взносы были реальны. Чтобы их хватало для работы. А иначе к чему формально содержать двух-трех человек? Ради чего тогда тут все собирались? Получить бумажку? А кто будет взаимодействовать с ГАСН, с комитетом и департаментом по строительству? Кто будет разбирать жалобы граждан? Никто? Так ведь такую СРО закроют через полгода. Ростехнадзор проведет проверку и посчитает, что работа не соответствует нормам закона. Аннулирует статус СРО, и компании потеряют допуски.
Вот о таком возможном развитии событий компании должны серьезно задумываться при вступлении. Необходимо смотреть, насколько стабильно налажен рабочий процесс в той СРО, которую они выбирают.

ОДФ: Подводя итог, можно сказать, что взносов всего три – вступительный, компенсационный и ежегодный? В сумме – 500 тысяч рублей на сегодняшний день?
М. Ю. Викторов: Да.

ОДФ: А за допуски нужно платить?
М. Ю. Викторов: Нет.

ОДФ: Хоть один допуск компания берет, хоть 20?
М. Ю. Викторов: Без разницы.

Допуски всех СРО абсолютно равны

ОДФ: Ходят разговоры о региональных СРО, в которые заставляют вступать под предлогом того, что в противном случае компания не сможет работать в данном регионе. Такое возможно?
М. Ю. Викторов: Подобные ситуации не только возможны – такие вещи уже происходят, и сигналы о подобных СРО до нас доходят. В том, что такое происходит, большой трагедии нет. По следующим причинам. Первая – закон и сам механизм работы СРО защищают права и интересы рядовых членов СРО. Например, пройдет год, в ряде случаев даже полгода, и будет общее собрание. Если собрание недовольно президентом, пусть он даже навязан губернатором, оно может его переизбрать. Тайное голосование. Не набрал. Набрал другой кандидат. Генерального директора тоже общее собрание утверждает. Все эти перегибы и перекосы возможны в период первой стадии становления. Затем все нормализуется.
Вторая причина – во всех регионах РФ есть выбор: не хотите идти в эту СРО, пожалуйста, есть альтернативное объединение, а в ряде случаев есть филиал межрегионального объединения, которое в принципе лояльно. Позицию того или иного губернатора мы уважаем, но она не является для нас определяющей.
В регионах очень по-разному. Есть регионы, где администрация очень хорошо себя повела. Во многих регионах СРО были организованы на базе региональных союзов и ассоциаций, во главе которых стоят авторитетные строители, и у многих абсолютно хорошие отношения с губернатором, например, в Омске, Ханты-Мансийске, Санкт-Петербурге.
Скажу более, уже созданное Национальное объединение СРО будет также оперативно реагировать на подобные факты, вплоть до обращения в ФАС, прокуратуру, профильный комитет Думы с целью исправить эту ситуацию, наказать подобного рода прецеденты.
На уровне Минрегиона и вице-премьеров говорилось об этом, в том числе о том, что система СРО – это не система обособления регионов. Категорически нет. Более того, идея укрупнения СРО с целью избежать вот этого субъектного фактора уже обсуждалась на уровне первого вице-премьера И. И. Шувалова. Тогда была дана рекомендация проработать законодательно поправку в 148-й федеральный закон, поднимающую количественный ценз со 100 компаний до 250 с обязательным условием присутствия в такой СРО представителей строительных организаций от нескольких субъектов Федерации. Но, подчеркиваю, это пока только идея.

Компанию могут заманить в СРО, а потом изменить условия. Скажут, что денег не хватает. Поэтому нужно следить, чтобы взносы были реальны

ОДФ: Поговаривают, что на сегодняшний момент в СРО вступило лишь 1–2 процента всех строительных фирм. Как думаете, почему так происходит?
М. Ю. Викторов: Тем, кто говорит об этом, я бы посоветовал подружиться с математикой. Сейчас в целом по стране компаний, получивших допуски, – порядка 25 тысяч. К 1 января 2010 года, по моим расчетам, таких компаний будет около 30–35 тысяч. Потому что работа идет очень интенсивно. Мы оцениваем количество добросовестно работающих предприятий в сфере строительства порядка 40, максимум 50 тысяч. Поэтому на 1 января 2010 г. допуски получили около 80% работающих компаний. Так что откуда берутся эти 1–2 процента, я понятия не имею.

ОДФ: Оконным компаниям нужно вступать в СРО?
М. Ю. Викторов: Существует монтаж металлических конструкций.

ОДФ: Как вы думаете, введение в строительство системы СРО скажется на качестве работ?
М. Ю. Викторов: СРО вообще делается ради двух целей – обеспечения безопасности и повышения качества. От себя могу сказать, что мы будем постоянно работать над обеспечением повышения качества.

ОДФ: Каким образом?
М. Ю. Викторов: Механизм тут простой: если компания что-то сделала некачественно и на нее поступают жалобы, то вопрос выносится на дисциплинарную комиссию, определяется срок для исправления, и в случае невыполнения у компании отзывается допуск. Компания больше не имеет права работать. Вот такой дисциплинарный контроль однозначно приведет к наведению порядка. Может, это произойдет не в течение месяца или года, но в течение нескольких лет ситуация существенно улучшится. Я в этом уверен.

ОДФ: Наличие сертификации по стандарту ISO влияет на вступление в СРО?
М. Ю. Викторов: У нас общее собрание пока не утвердило обязательную сертификацию по ISO, но к компаниям, прошедшим такую сертификацию, отношение доброжелательное. Мы приветствуем это. Вообще, это на усмотрение каждой отдельной СРО.

ОДФ: Каковы перспективы развития рынка после введения СРО?
М. Ю. Викторов: Перспективы однозначные – на рынке останется гораздо меньше компаний, которые существовали на бумаге. Наверно, это хорошо. Потому что заказчик, потребитель, частное лицо должны быть уверены в том, с кем заключается договор, не проводя каких-то дополнительных перепроверок. Заказчик должен быть уверен, что если брак был допущен, то по его сигналу будут приняты быстрые и адекватные меры. Все это будет заставлять и строителей подтягиваться.
Нужно признать, что на сегодняшний день единицы наших компаний конкурентны на фоне иностранных подрядчиков. И это плохо, потому что иностранные компании довольно активно приходят на российский рынок. Я думаю, СРО нам и тут поможет, потому что будет реально контролировать компании, что, в свою очередь, заставит их заниматься обучением кадров, перевооружением технической базы и т.д. Предполагаю, что года через три не только количественный, но и качественный состав наших подрядчиков усилится, и мы перейдем от поиска работы только на российском рынке к реальной конкуренции и на иных рынках.

ОДФ: Кто контролирует деятельность СРО?
М. Ю. Викторов: У Ростехнадзора достаточно сильные полномочия в части контроля. Могу сказать, что и Национальное объединение СРО все сигналы и жалобы будет перепроверять и при подтверждении этих фактов передавать в Ростехнадзор. Это уже существенное основание для лишения статуса СРО. Это тоже будет существенно влиять на дисциплину.

ОДФ: В Национальное объединение должны войти все СРО?
М. Ю. Викторов: По закону да. Причем в случае исключения из Национального объединения появляется предпосылка, и Ростехнадзор обязан на это отреагировать, к исключению и из государственного реестра с лишением статуса.

Список СРО
Уважаемые читатели! Редакция подготовила для вас список действующих СРО и разместила в свободном доступе на сайте журнала, по адресу: www.odf.ru/odf.php

Автор/источник: Журнал Окна. Двери. Фасады.
Все статьи Журнал Окна. Двери. Фасады. >>>

18:42 18-02-2010

Распечатать
Марка «Разные марки» в Каталоге материалов >>>
Поставщики марки «Разные марки» в Каталоге Фирм >>>
id = 82

   
Реклама
Наши издания
Наши партнеры
 
 
Выставки

 

 
Интегрированный каталог оконного и фасадного рынка России ODF.RU (Окна Двери Фасады)

© Издательство БАУПРЕСС. Разработка и дизайн - © PIV . При копировании информации ссылка на www.odf.ru обязательна.
Телефон редакции: +7 495 374-8905

ODF.RU - это ежедневно актуализируемый каталог более 500 марок, более 5000 материалов, более 9 Гигабайт информации для производителей окон и фасадов

Подпишитесь на рассылку:
Еженедельный обзор оконного рынка

Ваш E-mail
Ваше имя

[ П р и м е р ]